Франция как новая точка европейской нестабильности

merkel

Франция и Германия являются ядром Европейского союза и движущей силой единой Европы. Осознание данного факта стало клише европейской политики в последние десятилетия. Немецкий канцлер Ангела Меркель и французский президент Николя Саркози уже получили от острых на язык журналистов общее прозвище “Меркози”.

Франция и Германия являются отцами-основателями европейского сообщества угля и стали, созданного для предотвращения новой войны между старыми противниками, организации, которая вскоре трансформировалось в Единую Европу. Многочисленные критики из небольших стран-членов Европейского союза обвиняли Францию и Германию в продвижении своих собственных интересов в ущерб другим странам сообщества, например, в субсидировании неэффективного сельского хозяйства Франции. Тем не менее, двигатель продолжал свою работу, во многом, благодаря непрекращающемуся экономическому успеху ядра Европы. Но сегодня французские части мощного двигателя начинают постепенно выходить из строя.

Когда социалист Франсуа Олланд был избран президентом Франции в мае 2012 года, лучшие политические годы Меркель были уже позади. Формально, Олланд и Меркель убеждают общественное мнение своих стран и средства массовой информации в том, что их отношения носят дружеский и конструктивный характер. На деле, ведущие европейские аналитики указывают на то, что Франция играет собственную игру, в последнее время активно интригуя против Германии, пытаясь даже создать под собственным управлением “Южно-европейское ядро”, что угрожает Берлину геополитической изоляцией и существенной дестабилизацией работы всех европейских механизмов.

Основная проблема современной Франции состоит в проблемах ее экономики и менталитете населения страны. Суверенный долг страны достиг пугающей цифры в 91% от ВВП, дефицит бюджета превысил 5% ВВП, а 20 ноября этого года рейтинговое агентство Moody’s понизило рейтинг страны с уровня ААА до АА1. Другое американское рейтинговое агентство озвучило точно такой же рейтинг Франции в январе 2012 года. Вкратце, Франция стоит у порога стагнации и кризиса, бизнес активно эмигрирует в Азию, закрываются заводы и фабрики, а крупнейшие компании страны, такие например как PSA, борются за собственное существование.

Причиной проблем в экономике является стимулирующая “паразитизм” социальная политика правительства, которая пустила глубокие корни во французском обществе. Несмотря на свое европейское лицо, социальная сфера Франции живет по законам социализма. “Со времен Кардинала Ришелье Франция стала страной чиновников. Французы даже пишут слова Бог и Государство с заглавной буквы”, пишет немецкое издание Die Zeit. Французы с подозрением относятся к бизнесменам и со времен изгнания из страны гугенотов, к лавочникам относятся настороженно. На самом деле в те времена католическая церковь уверяла свою паству в том, что богатство и бедность есть дар Бога. Этим католики отличаются от протестантов, которые пропагандируют праведность тяжелого труда и дух предпринимательства.

Благодаря усилившемуся рабочему движению и популярности коммунистической партии неприятие французов к богатству в XX веке стало доминирующим фактором. В 1950-1980ых годах Париж охотно следовал политике дирижизма — государственного контроля на ключевыми областями промышленности и вмешательства в деятельность частных компаний.

Сегодня экономика Франции стала более либеральной, однако доля государственных затрат правительства в общей структуре расходов страны все еще составляет почти половину ВВП — самый высокий показатель из всех стран большой 8-ки. Каждый четвертый работник страны является государственным служащим. Самой желанной профессией среди юных французов не является карьера космонавта или бизнесмена, но чиновника. Во Франции государственным чиновникам гарантированно пожизненное трудоустройство и они пользуются целым рядом льгот.

На деле же, французская бюрократическая машина давно стала неэффективной и неповоротливой, что сделало ее мишенью многочисленных шуток и анекдотов. Официальные французские лица часто вмешиваются в дела частного бизнеса и налоговая нагрузка на бизнес во Франции все еще остается одной из самых высоких в Европе. Существующий трудовой кодекс также стал для экономики страны серьезной проблемой — нормы, защищающие работников, абсурдны и не позволяют бизнесу оставаться гибким в условиях изменяющихся мировых рынков.

Этой весной, во время своей избирательной кампании, Олланд обещал народу, что он не допустит ущемления прав трудящихся и сохранит социальную направленность государства несмотря ни на что. Реалист Саркози оказался французам не по вкусу, и они предпочли его социалисту Олланду. Этот выбор еще раз демонстрирует, что французы не могут осознать главного — нельзя постоянно тратить больше, чем зарабатываешь. Подобным образом социальные гарантии не сохранить, и снижение международной конкурентоспособности Франции в условиях усиливающейся глобализации, грозят поставить страну на путь экономической и социальной катастрофы. “Лионские текстильщики, долгое время боровшиеся за свои права, выиграли. Теперь у них есть права, но нет работы, потому что все текстильные фабрики переехали в Китай”, говорит российская журналистка Юлия Латынина.

Вскоре после избрания нового президента, страна начала движение “вправо”, к сокращению дефицита бюджета до 3% к 2013 году, и до 0% к 2017 году. Добиться этого Олланд собирается комбинированным эффектом сочетания экономического роста и снижения государственных расходов. Однако несмотря на громкие заявления, конкретных шагов в данном направлении до сих пор сделано не было, и все предыдущие попытки снизить количество государственных служащих провалились и их число лишь выросло.
Олланд также пообещал бизнесу налоговые льготы в размере 20 млрд евро, однако многие эксперты полагают, что данным решением необходимость проведения реформ не заменишь.

“Налоговые каникулы являются лишь глупым выкидыванием денег на неправильную проблему. Необходимо понижать стоимость труда, а не налоги. Иначе Франции суждено и дальше терять свою конкурентоспособность и кредитные рейтинги. А это крайне важно: в 2012 году Франция заняла на внешнем рынке около 170 млрд евро, и понижение рейтинга страны грозит Франции увеличением издержек на обслуживание долга. Пусть Родина и не в опасности, аттракцион невиданной щедрости закончился”, констатирует британское издание Financial Times.

“Франция может стать самым тяжелым больным Европы. Причина — беспрецедентные задержки в начале реформ. Конечно, второй Греции ждать не стоит, но Франция уверенно скатывается к рецессии и увеличению числа безработных. А это в свою очередь, несомненно приведет к нарастанию социальной напряженности и политической импотенции Франции в ЕС”, пишет немецкое издание Die Zeit.

Дата публикации 9 декабря 2012 // В категории Аналитика - Нет комментариев