Египет: quo vadis

egypt

В понедельник движение Хамас опубликовало заявление, осуждающее воскресную джихадистскую атаку, имевшую место на Синайском полуострове, жертвами которой стали 15 египетских солдат. Руководство палестинского исламистского движения, которое руководит сектором Газа также провело экстренное заседание с целью обсуждения атаки и возможного развития событий. Египетские власти закрыли границу между Египтом и Газой, а новый египетский президент-исламист и военный совет страны по отдельности осудили инцидент.

Стоит отметить, что эта атака отличалась от обычного почерка террористической активности на Синае. Джихадисты объединились с бедуинами, проживающими на полуострове, сфокусировав свои атаки целиком на газовой инфраструктуре. Враждебные действия по отношению к Израилю носили лишь фрагментарный характер. Воскресная акция была в меньшей степени направлена против Израиля, нежели против египетской армии, ведь следствии атаки были убиты именно представители государственных вооруженных сил.

За последние полтора года — с ухода бывшего египетского президента Хосни Мубарака — заметно активизировались союзники Аль-Каеда на Синае и в Газе. Террористы работают на обострение отношений между Высшим Военным Советом Египта и Братьями-Мусульманами, чем вызывают общее напряжение между Египтом, Хамасом и Израилем. Союзники Аль-Каеды используют существующие линии напряженности для разжигания региональной нестабильности, тем самым подготавливая почву для собственного прихода к власти.

Сохраняя свой кровавый почерк, джихадисты стараются создать очаг насилия у южной границы Израиля. Краткосрочная цель подобных провокаций — вовлечение Израиля в военные действия на палестинской территории. Пока Израиль вызов террористов не принял.

Нестабильность в одной лишь Газе не способна спровоцировать израильтян, которые со всей вероятностью продолжат наносить авиаудары по террористам и проводить регулярные зачистки отдельных поселений. В свою очередь, Хамас также не заинтересован в текущей напряженности на границе Израиля и Газы, так как сегодня политическая сила занята получением геополитической прибыли от прихода к власти в Египте Братьев-мусульман. Именно поэтому джихадисты и выбрали в качестве объекта атаки Синайский полуостров, который используется как база для нанесения атак по Израилю.

Нанося удары по египетским целям — особенно объектам безопасности — джихадисты пытаются поменять восприятие ситуации в Израиле. Для израильтян настоящим кошмаром станет ситуация, при которой египетские военные потеряют контроль над собственной страной, тем самым поставив под угрозу национальную безопасность самого Израиля. Атаки, подобные воскресной, призваны создать напряжение и спровоцировать Израиль на односторонние действия в Газе, а еще лучше на Синае.

На крайний случай, по мнению террористов, подобные атаки должны подтолкнуть Израиль к повышению давления на египетский Военный совет и нового исламистского президента, Мохаммеда Морси. Конечно, это не идеальный сценарий джихадистов, однако он усложнит итак напряженные отношения между руководящим страной военным советом и крупнейшим исламистским движением. В то время как борьба между Братьями-мусульманами и военными продолжает усиливаться, как президент, так и военные будут вынуждены предпринять активные действия как против джихадистов, так и против сильного сообщества салафитов, еще более усложняя положение на внутреннем политическом поле.

Что важнее, военный совет, также захочет, чтобы Хамас начал преследование террористов в Газе, что означает автоматическую ссору движения с салафитами и джихадистами. Подобные действия вызовут сильную реакцию соперничающих с Хамас группировок, которые уже сегодня оспаривают право Хамаса на управление областью. Ситуация еще более усложнится, если израильтяне начнут авианалеты на Газу.

Все вышеуказанные варианты развития событий вполне резонно укладываются в джихадистскую стратегию, и ставят Хамас в крайне невыгодное положение. Однако выбор есть всегда. У палестинского движения есть союзники в Каире — президент Морси — и Хамас скорее предпочтет союзнические отношения с Братьями-мусульманами, тем самым став врагом для салафистов и джихадистов. Таким образом, в интересах самого Египта сотрудничать с исламскими лидерами Газы в борьбе против джихадистских угроз как самому Египту, так и Газе. Хамас резонно заявляет, что ситуация лишь обострится, если в борьбу вступит лишь их организация. С другой стороны, координируй Каир и Хамас совместные действия, и это может привести к очевидным положительным результатам. Подобное сотрудничество может помочь египтянам и палестинцам улучшить свои позиции перед лицом израильтян.

На самом деле, Хамас мог только лишь мечтать о такой ситуации. Зная, что их союзники Братья-мусульмане пока не обладают в стране реальной властью, а опираются лишь на весьма шаткую позицию президента, Хамас обретает свободу для маневра.

Однако Хамасу понадобится помощь военного совета Египта для адекватного ответа на угрозы безопасности. Египетские же генералы считают, что предложение Хамаса будет настолько неприемлемым, что страна непременно откажется от него. Позиция официального Каира шатка: с одной стороны, ему необходимо уничтожить угрозы со стороны салафистов и джихадистов, с другой, генералы не хотят усиления Братьев-мусульман и Хамаса. Также остается неясным, в силах ли Хамас противодействовать увеличивающемуся присутствию салафистов и джихадистов в регионе.

Дата публикации 8 августа 2012 // В категории Аналитика - Нет комментариев